Дмитрий Верхотуров - Dmitri Verhoturov (schriftsteller) wrote,
Дмитрий Верхотуров - Dmitri Verhoturov
schriftsteller

Categories:

Сталин торжествует

Немного из истории советского планирования. Стоило повнимательнее присмотреться ко всем известному докладу Сталина об итогах первой пятилетки, как обнаружились очень интересные явления.


Материалов о разработке второго пятилетнего плана осталось не столь много, и по публикациям весьма трудно отследить все изгибы плановой работы и борьбу мнений. Изучение истории работы над вторым пятилетним планом еще потребует дополнительной работы. Однако, на один кардинальнейший перелом в работах над вторым пятилетним планом указать совершенно необходимо.
Второй пятилетний план весьма существенно отличался от первого пятилетнего плана и это очевидно всякому, кто изучал и сравнивал оба документа. Второй пятилетний план имеет меньший объем, и разделен на два тома. Бросается в глаза значительное сокращение описательной части во втором пятилетнем плане и ее слабая структурированность. Складывается полное впечатление, что описательную часть составляли из различных по стилю пояснительных записок к различным разделам плана, в силу чего изложение получилось сбивчивым и содержащим многочисленные повторы.
В отличие от предыдущего документа, в описательной части второго пятилетнего плана почти нет обоснования принятой хозяйственной политике, а есть лишь утверждения о том, что в ходе выполнения плана будут достигнуты те или иные показатели.
Если ничего не знать о содержании Генерального плана электрификации, который послужил основой для второго пятилетнего плана, то можно сделать поспешный и неверный вывод о том, что методология составления планов в начале 1930-х годов сильно деградировала. Но это не так. Просто в материалах непосредственно второго пятилетнего плана не включались и не излагались все те соображения коренной технической реконструкции всех отраслей народного хозяйства, которые были подробно изложены и обоснованы в материалах Генерального плана электрификации СССР. Любой плановик можно заглянуть в эти материалы, чтобы посмотреть, на чем основывается та или иная проектировка второго пятилетнего плана.
Исследователи как правило ничего не знали о Генеральном плане электрификации, и потому в литературе укоренилось сильно искаженное представление о сущности, задачах и методологии второго пятилетнего плана. На деле второй пятилетний план был существенным шагом вперед по сравнению с первым пятилетним планом.
Однако, сопоставление предположений Генерального плана электрификации и второго пятилетнего плана в его окончательной редакции, показывает крайне интересное явление — все основные задания оказались очень заниженными против генплана. Если генплан предусматривал производство электроэнергии в 1937 году в размере 100 млрд. квтч, то второй пятилетний план — 38 млрд. квтч. Пропорционально этому уменьшились задания по всем другим отраслям промышленности. Добыча угля была понижена с 250 до 152 млн. тонн, выплавка чугуна с 22 до 18 млн тонн.
Столь резкое сокращение показателей второго пятилетнего плана не нашло никакого объяснения в литературе. Большинство исследователей, не знавших о Генеральном плане электрификации и его задачах, просто прошло мимо этого экстраординарного явления, тем более, что в материалах XVII съезда ВКП(б) говорилось о высоких темпах развития народного хозяйства на вторую пятилетку.
Этот перелом произошел во время пленуму ЦК и ЦКК ВКП(б) в январе 1933 года, на котором Сталин произнес свой знаменитый доклад об итогах первой пятилетки: «Каковы итоги пятилетки в четыре года в области промышленности?
Добились ли мы победы в этой области?
Да, добились. И не только добились, а сделали больше, чем мы сами ожидали, чем могли ожидать самые горячие головы в нашей партии. Этого не отрицают теперь даже враги. Тем более не могут этого отрицать наши друзья.
У нас не было чёрной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь.
У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь.
У нас не было серьёзной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было действительной и серьёзной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь.
У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь.
В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.
В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.
У нас была лишь одна единственная угольно-металлургическая база - на Украине, с которой мы с трудом справлялись. Мы добились того, что не только подняли эту базу, но создали ещё новую угольно-металлургическую базу - на Востоке, составляющую гордость нашей страны.
Мы имели лишь одну единственную базу текстильной промышленности - на Севере нашей страны. Мы добились того, что будем иметь в ближайшее время две новых базы текстильной промышленности - в Средней Азии и Западной Сибири.
И мы не только создали эти новые громадные отрасли промышленности, но мы их создали в таком масштабе и в таких размерах, перед которыми бледнеют масштабы и размеры европейской индустрии.
А все это привело к тому, что капиталистические элементы вытеснены из промышленности окончательно и бесповоротно, а социалистическая промышленность стала единственной формой индустрии в СССР.
А всё это привело к тому, что страна наша из аграрной стала индустриальной, ибо удельный вес промышленной продукции в отношении сельскохозяйственной поднялся с 48% в начале пятилетки (1928г.) до 70% к концу четвертого года пятилетки (1932 г.)»1.
Анализ этого победного доклада Сталина показывает, что под сокращением заданий второй пятилетки по сравнению с генпланом электрификации были серьезные политические основания, прямо вытекавшие из сложившейся политической обстановки в мире.
Великая депрессия нанесла колоссальный урон капиталистическому хозяйству, и в сочетании с успехом первой пятилетки, серьезно изменило расстановку сил в мире. Капиталисты в целом стали слабее, а СССР — сильнее. Сталин привел общую оценку: «В то время как объём промышленной продукции СССР к концу 1932 года вырос в сравнении с довоенным уровнем до 334%, объём промышленной продукции САСШ снизился за тот же период до 84% довоенного уровня, Англии - до 75%, Германии - до 62%. В то время как объём промышленной продукции СССР вырос к концу 1932 года в сравнении с уровнем 1928 года до 219%, объём промышленной продукции САСШ снизился за тот же период до 56%, Англии - до 80%, Германии - до 55%, Польши - до 54%»2.
Но она вовсе не выражает катастрофичности положения в капиталистическом мире в момент наибольшей остроты кризиса и не выражает, насколько вперед вырвался СССР. На деле же кризис выбил разом всех основных противников: США, Германию, Великобританию. Если в США до кризиса среднегодовая выплавка стали составляла 43 млн. тонн, то в 1931 году она опустилась до 26 млн. тонн, а в 1932 году — до 13,3 млн. тонн3. Американская металлургия работала на 20% своих мощностей.
В 1929 году разрыв был огромен. В США в 1929 году выплавлялось 57 млн. тонн стали. В главных капиталистических странах (США, Германия, Франция, Великобритания) — 92,5 млн. тонн4. В СССР — 4,3 млн. тонн стали. Только главные страны капиталистического мира превосходили СССР по этому важнейшему виду промышленной продукции в 21,5 раз. Ничего удивительно, что во Франции в это время вынашивалась идея интервенции в СССР в 1930 году, поскольку капиталисты не без основания полагали, что им получится сломить социалистическую страну своей индустриальной мощью.
Через несколько лет положение поменялось кардинальнейшим образом. В 1932 году в СССР выплавлялось 5,9 млн. тонн стали, а в США — 13,3 млн. тонн. Разрыв между капстранами и СССР по стали сократился до 4 раз. Кризис не только резко сократил производство, но и привел к изнашиванию и проеданию основного капитала в капиталистических странах.
По пшенице тоже сложилось положение в пользу СССР. В 1932 году весь капиталистический мир производил 103 млн. тонн пшеницы5, тогда как СССР — 21,5 млн. тонн, при том, что урожай этого года был плохой и год был голодный. В СССР был сильнейший кризис в главных зерновых районах: на Украине, в Поволжье, в Казахстане в Сибири. Но и в этих условиях СССР производил пятую часть от мирового производства пшеницы. В США стоимость произведенных зерновых культур упала с 1,2 млрд. долларов в 1929 году до 391 млн. долларов в 1932 году6. При этом часть зерна уже пошла в топки паровозов и котельных. Падение производства зерновых культур ударило по капиталистическим странам еще сильнее, чем падение промышленного производства. В капстранах царил сильнейший голод, который особенно сильно ударил по Польше — основному плацдарму для интервенции в СССР.
Сталин и советские хозяйственники, ученные горьким опытом голода 1921 года, прекрасно понимали значение такого падения производства зерновых. Нехватка продовольствия и голод резко снижали производительность труда и объем производства и делали невозможным быстрый выход капиталистических стран из охватившего их кризиса. Без зерна и его запасов нельзя было воевать. Например, запасов зерна в Польше и до кризиса не хватало даже на год войны. В 1927 году запасы зерна для войны колебались от 290 до 261 дня7. Во время кризиса, недопроизводства (урожайность в Польше упала с 12 до 7,8 центнеров с гектара) Польша вряд ли смогла бы собрать запасы зерна больше чем на 1,5-2 месяца войны, и другие капиталистические страны вряд ли смогли бы ей помочь. Нехватка зерна изначально ставила любые планы войны с СССР под угрозу срыва.
У Сталина были все причины торжествовать на пленуме ЦК и ЦКК в январе 1933 года. Великая депрессия полностью ликвидировала все предпосылки для нападения на СССР. Разоренные кризисом капиталистические страны были заняты своими проблемами, и возможная интервенция откладывалась на неопределенный срок. Советский Союз получал важную передышку, которую можно было использовать для завершения индустриализации и ликвидации внутреннего аграрного кризиса, вызванного непродуманными инициативами Вольфа и Коварского, которые вскоре были расстреляны за вредительство.
Из этого положения Сталин сделал два важнейших вывода для планирования, которые привели к пересмотру предположений Генерального плана электрификации. Во-первых, коль скоро капиталистические страны подрубил кризис, а советское хозяйство растет, то не имеет особого смысла дальше гнать высокие темпы. Темпы можно без особого ущерба для себя снизить, и даже в этом случае они все равно будут стоять на высоте, недосягаемой для капиталистических стран. Во-вторых, надо заняться материально-бытовым положением трудящихся в СССР, в чем выражалась потребность ликвидации всех продовольственных и бытовых затруднений. Сталин не сомневался в возможностях советского хозяйства, в том числе и сельского хозяйства. Механизация полевых работ начала давать свои плоды. Молотов привел данные, что если трудозатраты единоличных хозяйств составляли 15 дней на гектар, то в колхозах они упали до 6 дней, а совхозах до 2 дней8.
Потому, в этом же докладе Сталин обосновал политику сокращения темпов роста народного хозяйства во второй пятилетке: «Можно ли сказать, что во второй пятилетке придётся проводить такую же точно политику наиболее ускоренных темпов?
Нет, нельзя этого сказать.
Во-первых, в результате успешного проведения пятилетки мы уже выполнили в основном ее главную задачу - подведение базы новой современной техники под промышленность, транспорт, сельское хозяйство. Стоит ли после этого подхлёстывать и подгонять страну? Ясно, что нет в этом теперь необходимости.
Во-вторых, в результате успешного выполнения пятилетки нам удалось уже поднять обороноспособность страны на должную высоту. Стоит ли после этого подхлёстывать и подгонять страну? Ясно, что теперь нет в этом необходимости»9.
Действительно, если основы тяжелой индустрии были уже созданы, а разрыв с капстранами резко сократился в силу мирового кризиса, то спешить дальше с индустриальным развитием у Сталина больше оснований не было: «Вот почему я думаю, что для второй пятилетки нам придётся ваять менее ускоренные темпы роста промышленной продукции. В период первой пятилетки ежегодный прирост промышленной продукции составлял в среднем 22%. Я думаю, что для второй пятилетки придётся взять 13-14% ежегодного прироста промышленной продукции в среднем, как минимум. Для капиталистических стран такой темп прироста промышленной продукции составляет недосягаемый идеал. И не только такой темп прироста промышленной продукции, - даже 5% ежегодного среднего прироста составляет для них теперь недосягаемый идеал. Но на то они и капиталистические страны. Другое дело - Советская страна с советской системой хозяйства. При нашей системе хозяйства мы имеем полную возможность и мы должны осуществить 13-14% ежегодного прироста продукции, как минимум»10.
Сталин обратил внимание на то, что процент прироста в 1925 году давал 45 млн. рублей, а в 1933 году тот же процент прироста будет давать 320-340 млн. рублей. 13% прироста давали до 4,4 млрд. рублей. Это было обоснование снижения темпов роста во второй пятилетке. Сталин показал, что торопиться теперь нет неотложной необходимости, а даже пониженные темпы роста дают крупную прибавку народного дохода. Пленум утвердил это снижение годовых темпов во вторую пятилетку с 21-22% до 13-14%.
Subscribe

  • (без темы)

    Есть печатная версия моей новой книги, которую можно заказать по ссылке. Из-за небольшого объема, печатная книга получилась дешевле электронной…

  • (без темы)

    "Предательство. Крушение СССР и путинская Россия" Это моя новая книга. В ней я сформулировал свою концепцию, каким именно образом…

  • ГСВГ

    Вышла моя новая книга об истории Группы советских войск в Германии.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments

  • (без темы)

    Есть печатная версия моей новой книги, которую можно заказать по ссылке. Из-за небольшого объема, печатная книга получилась дешевле электронной…

  • (без темы)

    "Предательство. Крушение СССР и путинская Россия" Это моя новая книга. В ней я сформулировал свою концепцию, каким именно образом…

  • ГСВГ

    Вышла моя новая книга об истории Группы советских войск в Германии.