Дмитрий Верхотуров - Dmitri Verhoturov (schriftsteller) wrote,
Дмитрий Верхотуров - Dmitri Verhoturov
schriftsteller

Categories:

Немного личного опыта

Немного из личной практики построения материальной базы коммунизма.
Всю мою бурную деятельность последних лет в Сибири и в странах Центральной Азии, сумел по-достоинству оценить только один человек - тов. velikotvorwik. Только он сообразил, что под всеми моими разнообразными проектами для разных стран есть общая подкладка - идея создания и развития хотя бы первоначальных элементов коммунистических производительных сил. Это свойство чистого гения видеть вещи такими, какие они есть. Остальные, увы, оказались не столь прозорливыми.
Поскольку этот этап продвижения я считаю закрытым и не достигшим серьезных успехов, то стоит более подробно рассказать, что за этим стояло. Собственно, сама идея подобного рода работы у меня возникла где-то в 2002-2003 годах, когда я закончил самую первую рукопись о сталинской индустриализации. До издания ее было еще далеко, и я стал думать, как применить полученные знания. Сталинский опыт отличается от всех прочих тем, что в его рамках была разработана методика строительства индустриальной базы практически в любом месте, за счет тщательно продуманного плана, за счет использования наличных местных ресурсов, за счет технического планирования. Потом, когда уже проработал историю советского планирования, я выяснил многие детали и нюансы, и на сегодняшний день у меня есть наиболее полное описание этого метода. Потому сейчас многие работы историков по советскому хозяйству 1920-х и 1930-х годов я читаю с улыбкой - авторы явно не понимают существенных сторон сталинского способа развития хозяйства.

Уже тогда мне было понятно, что с известными поправками, сталинский метод может быть приложен ко всем странам, в первую очередь к слаборазвитым. Я стал искать страну, в которой это можно было бы реализовать. Путем перебора вариантов я остановился на Афганистане, в котором тогда только скинули талибов и страна остро нуждалась в экономическом развитии. Пошли первые статьи по афганской экономике, анализ советского опыта индустриализации стран Средней Азии и самого Афганистана в 1980-е годы. Впрочм, работа съехала на политическую и экономическую аналитику, и долгое время, вплоть до 2007-2008 годов, не доходила до вопросов развития. Потом я немало побудоражил афганскую общественность своим проектом строительства в Кабуле метрополитена и вообще развития транспорта, но из всего спектра предложений кабульская мэрия взяла только идею строительства автомобильного тоннеля в горе Кох-и-Асмайи, который расшивал "бутылочное горлышко" в сообщении между северной и южной частью города.
В 2005 году пошла сибирская тема, в которой мне также было ясно, что хозяйство и существенный технический подъем сибирской промышленности - это ключевое звено. Раньше я критиковал правительственные программы развития Сибири, которые все, словно на подбор, были транспортно-сырьевыми по своему характеру. С 2005 года на эту тему было написано очень многое, появилось целое движение за сибирскую самостоятельность, которое грохнуло на всю страну участием в переписи населения 2010 года.
С конца 2005 года я также стал заниматься и казахстанскими делами. Собственно, мне предложили этим позаниматься, и я счел, что сибирская и казахстанская тема весьма близки между собой: общий географический регион, схожие условия, весьма схожие задачи. Разница была лишь в том, что в Казахстане была независимая власть и страна в 2006-2011 годах определенно шла на подъем. Мне довольно быстро удалось сделаться одним из специалистов по Казахстану, а в 2007 году я стал сотрудничать с ныне покойным Экспертным центром национальной стратегии, для которого я написал целую батарею статей с самыми различными идеями развития, которые потом, в несколько переработанном виде, были изданы отдельной книгой - "Казахстан близкого будущего". Проектов было довольно много, но всерьез стал обсуждаться только один - строительство скоростной железной дороги Алматы - Астана. Проект северного морского выхода для Казахстана в Севморпуть, который в пору публикации вызывал очень забавную дискуссию с представителями Иртышского пароходства, был начат к реализации россиянами путем строительства порта Сабетта в Обской губе.
Кроме Афганистана, Сибири и Казахстана было еще несколько проб. Для Кыргызстана в 2007 году я разработал абрисы программы развития высокотехнологичной промышленности на основе уникальной и очень богатой рудно-сырьевой базы страны. Посол Кыргызстана в России ознакомился, похвалил даже, но честно признался, что он не разбирается в этом вопросе. Пошло ли это наверх - не знаю, да и потом свергли Бакиева и кыргызское руководство занялось совсем другими делами. С 2009 года были пробы для Индонезии, в этой стране меня больше всего привлекали вопросы электрификации, поскольку страна электрифицирована примерно наполовину и структура ее энергетики далека от идеала. Тут также ничего не получилось, кроме нескольких статей. Единственным позитивным результатом было изучение индонезийского языка. В 2007-2008 годах я писал также аналитику для таджикских газет, но идеи развития таджиков не воодушевляли. Был также ряд проектов с Крупновым в рамках его проектов развития, в основном касающихся Южной Сибири и Дальнего Востока. Там было много и серьезного, что стоило бы разрабатывать дальше, и забавного, вроде моего проекта развития Сахалина силами китайцев и превращения его в своего рода "российский Гонконг", который к моему удивлению победил в неформальном конкурсе проектов. Стоит также отметить ряд проектов для Якутии, которые касались развития энергетики и разработки полезных ископаемых, а также проект развития Эвенкии, разработанный в рамках плотинных боев вокруг проекта Эвенкийской ГЭС.

Все написанное по перечисленным выше темам сложится в приличную стопку материалов, среди которых были и статьи, и всевозможные записки для самых разных руководителей. Несмотря на очень низкую эффективность всей этой деятельности, ее нельзя, конечно, признать полностью неудачной. Во-первых, это была хорошая школа, поскольку каждый проект требовал изучения многих материалов, сбора сведений и обдумывания возможных вариантов, в чем я всегда придерживался советского планового подхода. Во-вторых, сложился некий базис идей, от которых можно идти дальше. В истории советского планирования тоже было высказано множество идей, которые в момент выдвижения казались полуфантастическими, но потом, спустя годы, находили себя в планах и были реализованы полностью или частично. Советские планы стояли на сформированном в 1920-е годы базисе идей и концептов. Мои идеи также могут служить подобным базисом. В-третьих, сама по себе методика разработки идей была значительно усовершенствована и стало понятно, что есть общий подход, выражающийся в соединении поставленной хозяйственной задачи, местных условий и подбора технических решений для ее решения. Меня огорчало лишь то, что проекты не поступали в дальнейшую разработку, на что я весьма рассчитывал. Один успешный проект потянул бы за собой целую цепочку связанных проектов, и снабдил бы ресурсами для дальнейшего развития. Поскольку этого не произошло, то я и сделал вывод, что работа не достигла своей цели.

Почему не получилось? На первый взгляд, причин для неуспеха не должно было быть. Почти все страны ставят перед собой в том или ином виде цели экономического развития, все правительства мониторят интернет и читают записки (чем я не раз пользовался, например, во время избирательной кампании по выборам в парламент Казахстана в 2011 году, когда я выдвинул идею, что трехпартийный парламент - Нур-Отан, Ак-Жол и КНПК - это оптимальный вариант; как результат, КНПК допустили к выборам, не мешали им, и коммунисты собрали свои полмиллиона голосов для прохождения в парламент), и по идее должны ухватиться за концепты экономического развития. Надо сказать, что я сильно переоценил рациональность правительств в экономической политике. Общий стиль этой самой политики можно обрисовать следующим образом. Во-первых, при всех разговорах об экономическом развитии, реально ставятся задачи пиара, а не развития. Правительствам важно показать экономическое развитие, а не добиться его на практике. Пиар, политические очки, заработанные на пропаганде, различные обещания - вот что лежит в основе практически всех экономических программ. Главное - прокукарекать, а там хоть не рассветай. Скажем, в Казахстане все проекты развития, такие как программа форсированного индустриально-инновационного развития, "100 школ, 100 больниц", "Питьевая вода", "Нурлы кош" (программа обустройства переселенцев-казахов), проект "Актау-Сити" и другие, в конечном счете свелись к самой бесстыдной пропаганде при повсеместном недоосвоении средств, недостроенных объектах, торжественно открытых, но не введенных в строй производств. Российские проекты - точно такие же, пиарные по сути, с аналогичным результатом. Недаром часть подобных программ разрабатывалась не хозяйственниками, а пиарщиками.
Во-вторых, несмотря на разговоры о частно-государственном партнерстве, реально частный сектор воспринимал государственные программы либо как своего рода "рынок сбыта", либо как источник долгосрочного кредитования или даже прямого финансирования, чего они не могли получить от банков, отечественных или зарубежных. Бизнес даже не прибегал к лоббированию своих интересов, лобби как такового не было и таких примеров мне не встречалось. Бизнес искал слабину государства по части пиара, а моментально срастался с государственными органами, выступая в качестве исполнителя пожеланий высших государственных чиновников. Результатом такого "сотрудничества" был необходимый чиновникам пиар, а бизнес получал большие деньги, которые тут же перераспределялись и частью исчезали в неизвестном направлении (в основном обращаясь в оффшорные инвестиции; лидерами по инвестициям в страны СНГ выступали Нидерланды, Кипр, Багамские острова - типичные оффшоры). Это даже не воровство в чистом виде, а такой интерес: государство платило за пиар сроком на полтора-два года, а потом о проекте благополучно забывали. Стоит также упомянуть, что за все годы мне не доводилось видеть реальных попыток управлять развитием, отбирать лучшие проекты, ставить задачи, все делалось под лозунгом "инвестор знает лучше", и за это расплачивались внезапным открытием, что иностранный инвестор не выполнил своих обязательств, даже того минимума, который обещался. Развитие, как таковое, в основном, концентрировалось в самодостаточных отраслях, имевших еще с советских времен мощную базу: нефтегазовый сектор, энергетика, в том числе атомная, черная металлургия, угольная промышленность, транспорт.
В-третьих, немаловажным было и то, что большая часть проектов предусматривала пиар в западных странах, в силу чего для разработок больше всего привлекали всевозможных западных экспертов, специалистов и инвесторов. В Казахстане преклонение перед Западом с годами принимало характер настоящей мании, сопровождалось обучением молодежи в западных университетах по программе "Болашак", а в последние годы и внедрением англоязычного образования в своих ведущих вузах. Скажем, уже много лет КБТУ обучает нефтяников и газовиков на английском языке и они в большей части устраиваются в западных нефтяных компаниях. Глядя на такое обучение, возникал вопрос - они что, готовят кадры для западных компаний? Да, готовят и в большом числе, под лозунгом "конкуренции на мировом рынке труда". Все это самым активным образом поддерживалось на самом высоком уровне, в том числе лично президентом, и это подавляло малейшие попытки думать самостоятельно. Однако, реальность была довольно суровой. Западным специалистам что-то удавалось сделать или на советской базе (как Митталу на Карметкомбинате), или на крупных месторождениях нефти. Скажем, казахстанская энергетика им оказалась уже не по зубам.
Наконец, в-четвертых, категорическое отвращение к плану. В Казахстане это было повсеместным. "Планы" составлялись в виде деклараций, в лучшем случае в виде плана работы министерства и распределения денег по статьям. Через год-два, планы, стратегии, концепции пересматривались и переделывались, в ходу было сразу несколько планов, стратегий и концепций. Например, чтобы проанализировать государственную политику в области внутренней миграции, потребовалось изучить около десятка документов, и то это было не все, за бортом осталось большинство областных и городских планов. В 2009 году президент попытался даже навести порядок в составлении планов, но без особого успеха. Ничего похожего даже на самые простые разработки Госплана СССР, мне видеть не доводилось. Единственное исключение - "Энергетическая стратегия России до 2020 года", составленная советскими энергетиками по методике, очень близкой к плану ГОЭЛРО. Баланс - ну что вы? Что это такое? Это не шутки, мне рассказывали, что студенты "Вышки" не имеют понятия о народнохозяйственном балансе.
Таким образом, суть всей деятельности сводилась к тому, чтобы ездить на советском наследстве, весьма крепко сработанном, и устраивать пиар в надежде на приток инвестиционных средств. В такой атмосфере мои проекты, конечно, не привлекали никакого внимания. Атмосфера с годами ухудшалась, уходили люди, которые имели еще советскую выучку и опыт, а на их место приходила молодежь с чисто потребительским взглядом, искренее верящая в правильные слова об экономическом развитии, и совершенно не понимающая техники. Если старые руководители крепко врали населению по поводу экономического роста и развития, но имели для этого веские причины политического свойства (надо было убедить население в перспективах), одновременно стараясь удержать ключевые отрасли от падения государственной поддержкой или иностранными инвестициями, то вот сейчас семена этого многолетнего обмана дают ядовитые плоды. Молодое поколение руководителей свято убеждено, что стоит только произнести правильные слова и все тут же волшебным образом наладится. Их ждут крупные поражения и болезненные разочарования.

Потому, тактика насаждения элементов коммунистических производительных сил должна быть сменена. Позицию руководства, в особенности беднейших стран, надо ломать и крушить самой острой критикой. Чем слабее правительство, тем жестче должна быть эта критика. Причем критиковать нужно не в стиле "все плохо", "все украли", а предметно, конкретно, выбирая самые уязвимые моменты их "правильных словес". Но и это еще полдела. Мало только раскритиковать - на это большого ума не надо. Надо критиковать с позиции своего плана, достаточно проработанного, выдвигаемого в качестве единственно верного и правильного способа разрешения проблем. Критика - это форма пропаганды своего плана, своей политики. План задает системность критики, позволяет аргументированно ответить на любой вопрос.
Условия для такой деятельности более чем благоприятны. На нас работает время и износ советской инфраструктуры, которая продержится примерно до 2020 года, может быть несколько позднее, а потом начнет постепенно сдавать. Применительно к Казахстану, есть дополнительный фактор - истощение нефтяных месторождений, что неизбежно обратит со временем республику в разновидность Нигерии, где слишком много населения и слишком мало нефти. Повернуть эти процессы вспять трудно, и для этого как раз нужен хозяйственный план, система решений, строительство системы производств и инфраструктуры, что нынешним правительствам явно не по силам. Пусть они побольше говорят, побольше увязают в болтовне и обещаниях - тем лучше это для нас.
Subscribe

  • (no subject)

    Есть печатная версия моей новой книги, которую можно заказать по ссылке. Из-за небольшого объема, печатная книга получилась дешевле электронной…

  • (no subject)

    "Предательство. Крушение СССР и путинская Россия" Это моя новая книга. В ней я сформулировал свою концепцию, каким именно образом…

  • ГСВГ

    Вышла моя новая книга об истории Группы советских войск в Германии.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • (no subject)

    Есть печатная версия моей новой книги, которую можно заказать по ссылке. Из-за небольшого объема, печатная книга получилась дешевле электронной…

  • (no subject)

    "Предательство. Крушение СССР и путинская Россия" Это моя новая книга. В ней я сформулировал свою концепцию, каким именно образом…

  • ГСВГ

    Вышла моя новая книга об истории Группы советских войск в Германии.